опрос

Будет ли Вам интересно помогать в развитии этого сайта на безвозмездной основе?

(1587 votes)

Please wait...

Авторизация
счетчики

Яндекс цитирования
наши гости
Главная новости Александр Скворцов: «Риск в нашей профессии, безусловно, есть»

PostHeaderIcon Александр Скворцов: «Риск в нашей профессии, безусловно, есть»

21.10.2010:21.02
Накануне церемонии встречи экипажа ТПК «Союз ТМА-18», которая пройдет сегодня в Звездном городке, командир 24-й длительной экспедиции на Международной космической станции Александр Скворцов дал эксклюзивное интервью пресс-службе Роскосмоса. Наша справка Александр Александрович Скворцов работал на МКС в составе 23 и 24 длительных экспедиций, с 4 апреля по 25 сентября с.г.Был командиром МКС-24. В отряд космонавтов Скворцов пришел в 1997 году из истребительной авиации ПВО, имея за плечами общий налет около 1000 часов. Однако первого полета в космос Александру пришлось ждать 13 лет. 6 мая ему исполнилось44 года.Александр Скворцов - космонавт-испытатель ФГБУ «НИИ ЦПК имени Ю.А. Гагарина», полковник ВВС Российской Федерации. * * * - Прошел почти месяц после твоего возвращения с орбиты. Выглядишь отлично!- Спасибо за комплимент! Конечно, до конца я еще не восстановился. Да и нет таких космонавтов, которые спустя такое короткое время чувствовали бы себя отлично. Пытаюсь прийти в нормальную, земную, форму с помощью физических упражнений, понемногу плаваю в бассейне, по вечерам гуляю, дышу земным воздухом. Спасибо врачам, которые в этом помогают. - Чем еще ты занимался в течение этого месяца?- Вообще, в первую очередь вернувшийся космонавт проходит длительное медицинское обследование. Я еще параллельно готовлюсь к защите диплома в Российской академии государственной службы при Президенте РФ. Первый госэкзамен- «Теорию государства и права» - сдал 19 октября, второй состоится 25 октября, а 27го- защита диплома. Пользуясь случаем, хотел бы выразить благодарность своей группе в Академии, а также профессорско-преподавательскому составу за поддержку и профессионализм. Благодаря их помощи, я за столь короткий срок сумел подготовиться и сдать первый экзамен на «отлично».Кроме того, у нас сейчас идет «разбор полета». Экипаж общается со специалистами. По сути, это обмен информацией, необходимый для того, чтобы в дальнейшем внести улучшения как в условия работы космонавтов на МКС, так и в процесс взаимодействия с персоналом на Земле, что, в конечном итоге, положительно скажется на дальнейшей эксплуатации МКС и поспособствует продлению срока работы станции на орбите. - Претензии космонавтов во время «разбора» принимаются?- Конечно, а также и наоборот, претензии специалистов тоже принимаются. Нормальная работа. Чем правильнее построен этот диалог, тем эффективнее результат. - Какие претензии у вашего экипажа? - Наши претензии прозвучали во время разбора, они правильно поняты. Я рад, что они приняты к разработке. Но озвучивать их - не вижу смысла. Наше мнение не сильно отличается от мнений предыдущих экипажей. - Известно, что космонавты уже не раз поднимали вопрос о рационах питания…- Сейчас на борту от 8-суточных рационов переходят к 16-суточным, таким образом удовлетворяя запросы космонавтов. Рационы вырабатываются еще до начала полета, мы сами называем, что каждому больше по вкусу. Хотя, знаешь, я заметил, что вкусы на борту немного меняются. Я сам, еще будучи на Земле, попросил для себя дополнительно положить зеленый чай без сахара в так называемый «контейнер предпочтений». Я на Земле и пил все время чай без сахара, а на борту стал пить только с сахаром. 16-суточный рацион позволяет демпфировать такие ситуации.Еще я очень скучал по острым блюдам. - Да, об этом писали. Ты с удовольствием ел аджику и васаби, чем вызвал симпатию у японского астронавта Соичи Ногучи. - Я и правда съел на станции все запасы острых соусов. И по моей просьбе на шаттле STS-132 американские коллеги привезли мне сальсу. У них это просто - идут, покупают соус в магазине и привозят. - Ты еще рассказывал, что Сойчи угощал вас суши. А как он умудрился их приготовить в невесомости?- На самом деле, эти суши только формально можно назвать «космическими», потому что готовятся они из обычных земных продуктов. У Сойчи был специальный заранее заказанный набор для приготовления суши, в его «контейнере предпочтений»- готовый рис, рыба в собственном соку. Суши мы ели по праздникам, когда отмечали чей-то день рождения, например. - Ты еще говорил, что сделал со станции несколько уникальных фотографий, причем на одной из них непонятное явление - облака выше орбиты МКС. Что за странные облака? Удалось разобраться? - Нет пока, времени не было. Но обязательно найду специалиста, который мне объяснит природу этого явления. - В общей сложности, сколько ты сделал фотографий за время полета?- Точную цифру не назову. Наверное, около 5 тысяч. Мы же, в основном, снимаем по работе, практически каждый эксперимент сопровождается фотографированием или видеосъемкой. Я сам никогда не увлекался фотографией на Земле. Как большинство - для себя, для семьи. А там у меня даже проснулся азарт – сфотографировать что-то, какой-то город, место на Земле, или явление, именно так, как я хочу. На фото: экипаж МКС-24 - Планируешь организовать выставку фотографий с МКС, как твой коллега Федор Юрчихин?- Пока серьезно не думал на эту тему. Все-таки по сравнению с Федором я новичок в фотографировании с орбиты. Хотя он сам говорил, что у меня иногда что-то получается. Потом, для выставки нужны спонсоры, нужно получить разрешение от Роскосмоса, ведь эти снимки - не моя собственность, они предназначены не для развлечения, и съемка, как правило, проводится по заданию с Земли. Я хочу сказать, что на организацию выставки нужно время, а пока я его в своем графике выделить не могу. Но саму мысль о выставке моих фотографий, сделанных на станции, не оставляю. - Ты, Федор и Михаил Корниенко фактически инициировали проект «Почтовый ящик МКС». Говорю «инициировали», потому что без вашего согласия и участия проект бы вообще не состоялся. Что лично тебя побудило отвечать на детские вопросы?- Именно то, что они детские! Нам предложили поучаствовать в творческом общении с детской аудиторией - мы согласились. И, надо сказать, делалось это все абсолютно без давления и гонки. Успевал- отвечал, не успевал- откладывал на потом. Миша звонил некоторым ребятам, Федор тоже звонил и писал… А мне было интереснее писать ответы. Понимаешь, звонок- это общение с одним человеком, а когда твой ответ публикуется в интернете - это общение с широкой аудиторией… Поэтому я по нескольку раз переписывал ответы, перечитывал написанное, прежде чем отправить. - Через «Почтовый ящик» ты получил объяснение в любви от юной поклонницы. Долго думал над ответом?- Долго. Недели три, по-моему. Очень сложная была задача! Я понимал, что нельзя не ответить совсем. Вот и подбирал буквально каждое слово в письме. - Как отнеслась супруга к этому случаю?- С юмором. Она умная женщина. - Как технически реализуются проекты типа «Почтового ящика МКС»?- Для этого обязательно нужен помощник на Земле, чтобы сначала присылал вопросы, потом текст проверял, редактировал и помещал в интернет. Сами мы на станции этого делать не можем. - Как считаешь, нужно проект продолжить?- Я приведу пример из собственного опыта. Через «Почтовый ящик МКС» я на борту получил письмо от врача летного полка, в котором я когда-то служил. С помощью проекта даже находятся люди, с которыми связь была утеряна уже давно! Продолжать нужно обязательно. Пусть это будет «Почтовый ящик МКС» или что-то другое, но, мне кажется, это важно. Не только дети, но и взрослые зачастую понятия не имеют о том, что делают космонавты на станции. Думают - полетели, поболтались там полгода, вернулись - короче, в глазах многих людей это выглядит даже как курорт. При этом я очень хорошо понимаю, что никакие официальные сообщения не сравнятся с рассказом самого космонавта, который сейчас на орбите. В НАСА, кстати, уже давно наладили эту часть информирования общественности. Но у них технические средства для этого есть – интернет, камера на борту, с которой в реальном времени видео идет в интернет, налажена передача фотографических материалов из ЦУП и от специалистов в пресс-службу НАСА для публикации… У нас, к сожалению, такого нет, фактически каналы обмена действуют через ЦУП или через личную электронку. Я бы сказал, что здесь важна идея. Если идея интересная и продумана ее реализация, то все получается даже при наличии технических сложностей. «Почтовый ящик МКС» - именно такая идея. Нестандартные детские вопросы, простота и непосредственность - основа этого проекта. Будет ли его поддерживать следующий экипаж, я пока не знаю, но считаю, что космонавты на МКС обязательно должны участвовать в освещении своей деятельности на борту, и неважно, в каком формате. - Сейчас много говорят и пишут про космический туризм. Как ты, профессиональный космонавт, к этому относишься?- Коммерциализация космоса - одна из ветвей, по которой космонавтика может развиваться, я так считаю.А Россия в космическом туризме - впереди планеты всей! Первый турист полетел на нашем «Союзе», и по сей день кроме «Союзов» никакой больше корабль туристов в космос не возил! Шума по всему миру много, а реально - только Россия может это делать. Я рад, что у нас это получается. - Ты почему-то до полета скромно умалчивал о том, что твой отец тоже был в отряде космонавтов и даже знал Гагарина. Скажи, как это повлияло на тебя?- Мой отец, Александр Александрович, действительно прошел отбор в отряд космонавтов, но потом у него появились проблемы со здоровьем. Про космические полеты ему пришлось забыть. Я был совсем маленький, когда отец ушел из отряда. А моего брата, Юрия, родители назвали в честь Гагарина. Он родился через несколько дней после гибели первого космонавта… Поэтому говорить, что космос для нашей семьи ничего не значит, было бы неправильно. Но какого-то особого культа космоса в моем воспитании тоже не было. Я пошел по стопам отца, стал летчиком, потом поступил в отряд, но это был мой выбор. Думаю, мне удалось воплотить в жизнь мечту отца о полете в космос, хотя он прямо об этом не говорит, это не в его духе. Но, мне кажется, он мной гордится. - Скажи, а твой следующий полет в космос уже запланирован? - Пока официальных предложений или какой-либо информации по этому поводу не было. - Извини, не могу не спросить твоего мнения по поводу присвоения званий Героев России космонавтам после полета…- Как я могу ответить на этот вопрос? Я же сам космонавт! Риск в нашей профессии, безусловно, есть - мы ведь, фактически, испытываем космическую технику в соответствии с решениями Государственной комиссии. Сейчас много говорят на тему присвоения званий Героев – и хорошо! Я думаю, это свидетельствует о том, что космические исследования обществу небезразличны. Человечество развивается, получает новые знания через освоение космоса. Потеря интереса общества к космонавтике может привести только в тупик – не будет нового поколения космических инженеров, конструкторов, да и космонавтов тоже. Притормозить развитие этих процессов легко, а вот восстановить его будет сложно. Источник: ФКА Роскосмос

ссылка на источник
Комментарии (0)
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!